HOGWARTS: BACK TO BLACK

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS: BACK TO BLACK » ВНЕ ИГРЫ » How It Goes


How It Goes

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Действующие лица: Ginny Weasley, Everett Tiny (косвенные: Lille, Cuthbert, Hibernius...)
2. Дата, время; погода: 12. 08. 2012; пасмурно, вечер.
3. Происходящие события: После всего что было почти пятнадцать лет назад, Пожиратели не оставили своих идей. Менялись лишь названия, и люди, но не цели. Эверетт понял, что жизнь действительно скучна, и что рано или поздно мир сам себя погубит, к тому же, самому Десмонду Семнадцатому остается жить не так долго. Последние наставления, которые он дает Пожирателям - убить Поттера. Но чтобы заманить его, одного, без помощи, нужна приманка. И роль приманки заняла его жена - Джинни Уизли, она же Поттер по мужу. Всем было понятно, что живыми Поттеры не уйдут, но что если...
Эверетт оказался в этом злополучном замке, но тот ли это Эверетт, которого Джинни знала десять лет назад? Что будет? Кто знает, чем все кончится.

*How It Goes (как все бывает)

0

2

Тишину коридора ломали звуки шагов. Коридор этот был довольно мрачным, стены освещали тусклые светильники, рядом висели странные гобелены, которые от падающей тени казались лишь уродливее. Идущих было трое, и шли они не быстро, периодически останавливаясь.
-Послушай, мне это действительно надоело. –Мужчина попытался сделать свой голос спокойным, но идущее рядом с ним поняли, по ноткам раздражения проскользнувшим в словах, что мужчина на пределе, и это спокойствие дается ему весьма тяжело. –Почему бы тебе не идти спокойно?! –Сказал он чуть громче, резко остановившись и тряхнув рыжую девушку, которая шла рядом. Точнее, которую вели рядом.
-Эй, друг, ну прекрати. –Беззаботно ответил второй голос, и потянул рыжую женщину вперед. Похоже эта ситуация его забавляла, так как он был совершенно спокоен и весел.
-Отвали, Берт. – Проворчал второй из спутников, и отступил, освобождая дорогу.
Тот, которого звали Берт, зашагал вперед, таща за собой свою «спутницу».
-На самом деле, обычно, он спокойнее. – Шепнул Берт, пытаясь как-то разрядить обстановку. Вроде бы, все хорошо, никого не убьют, не надо боятся.
***
Двери в конце коридора распахнулись, в помещение вошли еще трое. Один из вновь вошедших был высоким, и судя по внешности, физически сильным. Второй был поменьше, худощавый, он шел посередине, держа руки за спиной. Третей была девушка, она закрыла дверь, и чуть отстала от своих спутников, но через секунду догнала их, и, сказав что-то худощавому, грубо толкнула его вперед.
Заметив впереди еще троих, она фыркнула и тихо выругалась.
***
-Эй. –Берт весело махнул рукой вошедшей девушке, явно не замечая её раздражения.
Тот из мужчин, что шел поодаль, толкнул женщину идущую рядом с Бертом в спину, подгоняя её. Они остановились когда до двери оставалась несколько шагов. Теперь оба пленника могли рассмотреть друг друга.
***
Лилле не сомневалась, не будь у них завязаны рты, они тут же начали говорить друг с другом. Они видела это по глазам. Хоть тут и было тускло, она все понимала и замечала мельчайшие детали. Такой уж она была.
-Так, послушай меня. Сейчас я развяжу тебе рот, и ты не будешь спрашивать, зачем и почему мы это делаем, так как я все равно тебе нихрена не отвечу. Но вот ты можешь сказать своей любимой вдовушке, как ты её любил. –Лилле нарочно сделала акцент на прошедшем времени. –Ты меня понял? Можешь не утруждать себя кивком. И без глупостей.
Девушка сделала пару шагов вперед, и остановилась напротив «худощавого». Затем, посмотрев на него несколько секунд, отошла чуть в сторону.
-Развяжи ему рот. – Скомандовала она, держа наготове палочку. –А впрочем, вообще, отпусти-ка. Дальше коридора все равно не убежит. –Затем она повернулась на 90 градусов, оставив палочку наведенной на Худощавого. –А ты, развяжи рот ей. – В голосе слышались какие-то недобрые нотки.
Высокий мужчина стоявший сзади, неохотно развязал тряпку, закрывавшую рот худощавого пленника, который на фоне этого мужчины выглядел еще меньше, руки, тем не менее, он развязывать не стал.
Прежде чем он успел сказать хоть слово, Лилле выкрикнула смертельное заклятье, навсегда оставив слова невысказанными. Её «авада кедавра» была похожа на крик дикой птицы, залетевшей в эту пустоту коридоров. Голос прозвучал слишком резко.

Отредактировано Everett Tiny (2012-03-05 17:37:23)

0

3

"Война закончилась…" Эта мысль не давала спокойно спать Джинни. Казалось, что тяжелые времена прошли. Ни кто не будет прятаться, ни у кого не будет мысли о том, что в любой момент, в дом заглянет Пожиратель Смерти, и убьет всю твою семью. Начнется  новая эпоха. Без страха, без боли и отчаяния…
Но для Джинни это ничего не значило. Все мысли в голове у женщины занимали Гарри, Рон и Гермиона. Она понимала: война не закончилась. Она продолжается. Посредники Волан-де-Морта всегда живы. И они пойдут на все, чтобы уничтожить все на своем пути. Уизли вспоминала то утро, когда друзья и её муж отговаривали её от игры.

Свернутый текст

Сев на кровати и натянув на себя одеяло, девушка сонно протёрла глаза. Осмотрев комнату, она не нашла нигде часов, чтобы посмотреть время. Бросив взгляд на тумбочку, стоявшую около той половины кровати, где обычно спал Гарри, увидела его наручные часы. Взяв тяжёлый металл в руку, Джинни удивилась, было десять утра. "Я же поставила будильник на восемь…" Ещё раз оглядев комнату, своего телефона я так и не нашла…
Вспомнив, какой сегодня день и что её ждёт, девушка поняла, что тело покрылось противной зябью. Сегодня день игры… Игры за жизни родных ей людей. Ужасное ощущение знать, что один неверный шаг и одна судьба пошатнётся, второй неверный шаг, и эта судьба вовсе прекратит существование. А в её руках целых четырех судеб…
Умывшись и надев футболку Гарри, которая была пропитана его запахом, уже родным запахом его любимого одеколона, Джинни посмотрела в окно. Всё тоже серое покрывало, что и вчера накрывало улицы, не давая шанса лучам солнца осветить этот мир…
Тут Джи услышала множество голосов, доносящихся снизу. Что-то подсказывало ей, что хорошим это не кончится. Спускаясь по лестнице, женщина уже отчётливо различала голоса друзей. Зайдя на кухню, она увидела Гарри, Рона и Гермиону. Они все стояли, сложив руки на груди, и, едва Джинни вошла, смерили её взглядом, от которого стало не по себе.
- Эмм… Доброе утро, - поприветствовала девушка всех после небольшой тишины.
– Доброе, - ответили они, чуть ли не хором. Они продолжали смотреть, пугая рыженькую ещё больше.
Девушка прошла к чайнику, он был горячий, налив себе чай, повернулась к присутствующим на её кухне. "Меня интересовало, почему они тут все собрались. Ну, я, конечно, знала, что стало этому причиной, но у них же учёба, работа"[i]
- А что вы тут делаете? – как можно невиннее спросила Джинни, отпивая чай.
- Джинни, ты серьёзно спрашиваешь, что мы тут делаем? – возмущённо спросил Рон.
- Ну да… Вы должны же быть на роботе. Гермиона, а ты должна писать статью, ведь можешь отстать от новостей, - девушка несла полную чушь, понимая, что её не отвертеться.
- Мы взяли отгулы, - сказал Гарри, стоявший рядом с Роном.
- Джинни, когда мы с тобой вместе писали статью, ты не вспоминаешь о том, что мы может отстать от новостей , - возмутилась Гермиона. И вообще, почему ты мне ничего не сказала о игре?
- Чем ты думала, когда соглашалась, - добавил Рон.
[i] Я осмотрела каждого из них и взглянула на Гарри с Гермионой. Они стояли и коварно мне улыбались, а на их лицах было написано «мы тебя предупреждали».

- Ребят, ну хватит, - начала Джи, - я понимаю, что вы волнуетесь, но я буду участвовать, чтобы вы не сказали - Девушка села за стол, и посмотрела на каждого из присутствующих.
- Но это опасно! – продолжила Гермиона. 
- Джинни, ты молода! Зачем ты лезешь туда, где твоя жизнь может измениться, где тебя могут покалечить? – возмущался Рон.
- Почему ты нам ничего не сказала?
- Как ты могла на такое пойти?
- Это серьёзное соревнование, это не в шахматы играть!
"Я сидела и слушала каждого из них. Я закипала от злости. Почему они не могут меня поддержать? Почему они критикуют меня? Вместо того чтобы пожелать удачи, сказать, что всё будет хорошо, они настраивают меня на обратное… Они правы, я бы никогда не пошла на это, если бы им не грозила опасность. Я бы послушала их… Но, чёрт возьми, они мои друзья, и должны поддержать. Это всё ради них. Ради них я иду на этот серьёзный шаг. И даже если они об этом не знают, могли бы просто внушить в меня уверенность. Мне становилось всё хуже. А что если я, правда, не дойду до финала? Кто-то может погибнуть… Сон, где они же лежат мёртвые у моих ног… Злобные голоса парней… На меня накинулись мои страхи, пронизывая до костей… В голове эхом отдавались слова друзей: «могут покалечить», «это опасно», «что будет», «зачем», «как»…" 
- Джинни, откажись, пока не поздно…
- Хватит! –  резко встав со стула, сказала девушка перебив того, кто говорил.
- Но… - возмутился Рон.
- Я сказала, хватит! – меня убивал страх от их слов. Меня одолела злость, Вместо того, чтобы поддержать, вы критикуете меня! Нет, чтобы пожелать удачи, вы пугаете меня! Довольно! Вы пришли с утра пораньше, чтобы настроить меня на худшее? Чтобы убедить меня, что я идиотка и вернусь с этого соревнования инвалидом вместо победительницы? Вы же мои друзья! Вы должны поддержать меня! Я хочу участвовать в соревновании! Я хочу выиграть! А вы только и хотите доказать, что вы правы, что вы умнее всех на свете! – и поставив чашку на стол Джинни пошла в коридор. Накинув на себя пальто, она вышла на улицу, захлопнув дверь.
"Меня трясло. Трясло от страха. Я села на ступеньку крыльца, и посмотрела в небо. Сидя на холодном бетоне, я стала немного успокаиваться. Я не верила в то, что происходит. Я должна была собраться и поверить в то, что я смогу спасти им жизни. Спасти жизни тем, кто только что отговаривал меня от этого. Морозный ветер раздувал мои волосы, а вместе с тем уносил серый дым. Глубоко дыша, я стала успокаиваться. Я понимала, что нет пути назад. Слеза пробежалась по щеке. Просто не выдерживаю…"
Немного успокоившись, Джинни зашла обратно в дом. Пройдя на кухню, она увидела взволнованные взгляды. Гарри стоял, как камень, но его глаза выдавали его чувства. В них было беспокойство, забота, любовь… Гермиона стояла рядом, и её губы иногда подрагивали, словно хотели что-то безмолвно сказать. Рон смотрел на Джинни успокаивающим взглядом, и её, правда, становилось спокойнее. - В общем… Извините меня за то, что накричала на вас, - начала она, - Я понимаю, что вы волнуетесь. Что вы кричали и сердились из добрых побуждений. Извините, что сорвалась, просто я волнуюсь, а вы давите на меня, - Джинни посмотрела каждому в глаза, запоминая каждый взгляд, каждое движение.
- Джинни, и ты нас прости, - сказала Гермиона.
- Да, извини… Со своей заботой мы просто забыли, что ты вправе выбирать сама, - продолжил Рон.
- Ребят, знаете, что я вам скажу? Вам срочно нужно заводить своих детей, - она улыбнулась, давая понять, что всё хорошо. Дружный смех раздался на кухне, это было словно заряд энергии для неё. Джинни смотрела, как смеются мои близкие и в который раз понимала, что нет ничего на свете дороже их.
- Нам тоже? – ко мне подошёл Гарри с ехидной улыбкой и обнял.
- А мы поговорим об этом потом, - сквозь поцелуй прошептала Джи.
- Ладно, мы наверное, пойдём, - кокетливо пропела Гермиона.
Джинни проводила ребят, предварительно сказав время и место соревнования. Как только дверь за ними закрылась, она вновь почувствовала мурашки. Словно холод накинулся на неё, а друзья были моим солнцем… Вернувшись на кухню, Джинни посмотрела на свою жизнь, благодаря которой солнце ещё может её греть. Гарри сидел растерянный, с синяками под глазами и уставшим взглядом. Джинни подошла к нему сзади и обняла, уткнувшись в шею. Он взял её руки в свои и стал перебирать пальцы, согревая. Девушка понимала, что он боится за неё и что сегодняшняя небольшая ссора с ребятами отняла у него много нервных клеток, в принципе, как и у Джи. "Но не могу я сказать правду, не могу… Я тоже боюсь, как и они. Только я знаю о последствиях, если что-то пойдёт не так. Да я бы тоже переживала, если бы я оказалась на их месте. Эта ссора лишь ещё раз доказала, что я обязана за них бороться."

Вспоминая все это, у Джинни на глаза набежали слёзы. Сейчас когда её вели, по тёмному коридору, вся утренняя ситуация была детским лепетом, по сравнению что происходило сейчас. Она слышала, что кто-то говорил, подгонял её, встряхивал… Но её было все равно. Главной мыслью, которая кружилась в голове у женщины: был Гарри. Он шел рядом. Джинни понимала, что это из-за неё он здесь. Это благодаря ей, его заманили в ловушку. А она была все го лишь приманкой. Как все фальшиво…
Она не заметила, как её с Гарри привели в освещенную комнату. Как кто-то, развязывал рот Гарри. Джинни слышала, что это говорила девушка. Она была довольно молодая. Но больше всего, Джинни боялась верить в то, что она услышала. Молодая особа, сказала:
-Развяжи ему рот – Скомандовала она, держа наготове палочку. –А впрочем, вообще, отпусти-ка. Дальше коридора все равно не убежит.
Как? Что она хочет сделать? Неужели… Нет-нет… Я не хочу в это верить….- мысленно убиваясь, думала Джи. Она не почувствовала, как ей развязали рот. Джинни хотела сказать, слова прощения, но не успела. «Авада кедавра» прозвучала как гром среди ясного неба.
- Нееет!!! – слезы нескончаемым потоком полились из глаз Джинни. Её любви, маленького лучика света – больше не было. Как она будет жить без него? Она пыталась пробиться к телу любимого, обнять его, прижать к себе. Чтобы ничего этого не было. Чтобы проснуться, и понять что это все го лишь кошмарный сон. Но, увы этот кошмар был явью.
- Пустите меня! – голосила женщина, но обессилев сползла на пол и опустила голову, захлебываясь в своих слёзах…

Отредактировано Ginny Weasley (2012-03-08 15:32:12)

+1

4

«Для тебя добродетель — всего лишь слово, а священная роща — дрова»
Небольшая молния, которой сопровождалось заклятие, на секунду осветило комнату. Берт тихо охнул от удивления. Он ведь действительно удивился такому поступку. Он думал, что они вначале поговорят, потом их отведут в разные места и там уже убьют. Но решал что делать не он, а Лилле.
Берт видел, как бездыханное тело того мужчины, которого они сюда заманили, обмякло, и сейчас упало бы на пол и голова, возможно, громко бы стукнулась об пол. Слишком громко для этого места. Если бы тот крепкий мужчина не поддержал его, так вы все и было, да. Но он его поддержал, и бережно положил на пол, возле своих ног.
Катберт чувствовал, что рыжеволосая женщина пытается вырваться, что она хочет подойти к телу этого мужчины, но он не мог этого позволить, так как он не знал, на что могут толкнуть её такие эмоции. Он тоже был молод, но не глуп. Когда женщина попыталась вырваться, Катберт ухватил её за плечи посильнее, всеми силами стараясь не причинить ей еще большую боль. Он чувствовал, как колени её подгибаются, и что он не сможет держать её на прямых ногах, поэтому решил опустится на колени вместе с ней. Какая-то его часть, безусловно, хотела успокоить её.
***
- Нееет!!! 
Лилле с нескрываемым презрением посмотрела на труп:
-Мальчик-Который-Выжил – не выжил. Ну да, такой трюк два раза не провернешь. – Девушка развернулась на каблуках в сторону женщины. -Тсс. – Прошипела Лилле. – Ничего страшного не случилось, дорогая. Он всего лишь умер. Не волнуйся, тебе не придется жить без него долго, можешь даже не задаваться этим вопросом - не успеешь –Безразличие, с нотками торжественной личной победы, прозвучали в этом молодом голосе. Она с отвращением смотрела на рыжеволосую женщину, явно наслаждаясь её страданиями. Они видела, как его колени медленно подгибались, и в итоге Берт перестал поддерживать её, а опустился на пол рядом с ней. Она раздраженно перевела взгляд на него. «Какого кентавра ты тут устраиваешь, Берт?!» Пронеслось у неё в голове с неким сожалением. Тяжело вздохнув, Лилле заговорила вновь, уже намного спокойнее и безразличней:
-Берт, ради всего колдовского, подними её на ноги. Пусть смотрит мне в глаза, а не снизу вверх. Так она похожа на озлобленное животное.
***
Парень неохотно кивнул, и что-то прошептал рыжеволосой на ухо, пытаясь подбодрить, а затем попытался вновь поставить её на ноги. Через несколько секунд у него это все же получилось. К тому же, поддержал Хиберниус, который все это время стоял позади. Берт с благодарностью кивнул, а затем печально посмотрел на Лилле. Но вот Лилле, похоже, этой печали в глазах не заметила. Или она просто не знала что это такое, поэтому через секунду уже направляла палочку на женщину.
-Последнее слово, может? – «Любезно» поинтересовалась девушка. Её, похоже, нравилось обрывать людей на полуслове. Лилле уже собралась открыть рот, и оборвать еще одну жизнь сегодня как…
***
Эверетт зашел с черного входа, дверь тихо скрипнула. Скрипели половицы под тяжестью шагов, он старался идти тихо. Вдруг маленькая рука ухватило его за край пальто, и потянула куда-то вперед. На секунду Эверетт было напрягся, но потом понял кто это, и пошел за ним, несмотря по сторонам. Встретивший его домашний эльф сильно хромал на левую ногу, но, тем не менее, шел быстро. Они прошли по небольшому коридору, затем зашли в какую-то комнату. Эльф сильнее дернул за пальто, Эверетт наклонился, опираясь на трость, и внимательно выслушал эльфа. Затем кивнул, выпрямился, и вышел из комнаты.
Шел он тихо, поэтому на вряд ли завороженные предстоящим зрелищем маги могли заметить его. Он видел очертания девушки с белыми волосами, которая держала на вытянутой руке волшебную палочку. Эверетт ни чуть не сомневался в том, что сейчас она выкрикнет аваду, и кого-то убьет. Снова. Эта кровожадность порой пугала его.
Эверетт опередил её.
-Expelliarmus. – Раздался властный голос. Из рук девушки выбило палочку, и та с глухим стуком ударилась о стену.
***
Лилле была в предвкушении. Считанные секунды, и на её счету будет еще одна душа. Но вот, когда она уже готова, какая-то невидимая сила выбивает у нее из рук палочку. На секунду на лице показалось удивление, но оно сменилось злостью, ненавистью, раздражением и прочими негативными эмоциями, которые слились в одну, очень сильную. Если бы взглядом можно было убивать, то сейчас бы все лежали на полу, со сломанными шеями, пальцами, и другими частями тела.
Хиберниус оказался проворнее всех, и быстро отпустив рыжую женщину, он обернулся назад, выхватывая волшебную палочку. Он не успел повернуться на все сто восемьдесят градусов, как замер, чувствуя палочку, упирающуюся ему с шею.
-Мистер Тайни. – Прошептал Хиберниус, опуская палочку.
-Да. – Эверетт тепло улыбнулся. –Все в порядке? Вижу, я немного опоздал. Какое разочарование. – Негромко сказал он, не двигаясь с места, но убрав палочку.
-О да, опоздали. Точнее, преднамеренно задержались. – Проворчала Лилле, поднимая палочку. Она уже успокоилась, и не искала взглядом новую жертву.
***
Небольшая фигура в каком-то рванном балахоне, хромая подошел к трупу, лежащему на полу, что-то проворчал на своем непонятном языке.
-Ох, это Поттер. – сказала Лилле как бы межу прочим, кивнув в сторону трупа. –А это его вдова. Я вообще-то соби…
-Хоркат хочет, что бы мы вынесли останки из помещения. – Сказал мужчина, все это время стоявший возле трупа, не проронив не слова. Его голос был приятным, мягким.
Лилле раздраженно глянула на него. Она не терпела, когда её перебивали. И сейчас, что бы ни кинуть в него каким-нибудь проклятьем, пришлось крепче сжать рукоять палочки.
-Да, да. Сейчас. –Раздраженно буркнула она. –Скормим его псам, лишь бы они не выли, а этот эльф не ворчал.
-Какое варворство, Лилле. – Сказал Эверетт, с явным сарказмом. –Вынесите его во двор, и сожгите на костре. Так в старину с колдунами поступали магглы.
-Но мы не магглы! – Повысила голос Лилле.
-Нет, разумеется. – Эверет засмеялся. – Но все же сделаете так, как сказал я. Никаких. Псов. –Отчетливо повторил он.
- Как скажите, ми-иистер Тайни. – С пренебрежением сказала она, фыркнув в конце. –Прикажете собрать пепел в урну, и поставить над камином? – Язвительно спросила она.
-Ты знаешь, что не прикажу.
-Спасибо, ваша милость, разрешите откланяться?
-Разрешаю.
Лилле улыбнулась, еле заметно, уголками губ, потом развернулась, и скомандовала:
-Бери за ноги. Я за руки. Хокат, пошли, поможешь собирать дрова. – В голосе слышались веселые нотки.
Эльф отпер двери, и распахнул их пошире. Пропустив вперед магов, несущих труп Поттера, эльф развернулся, поклонился, а потом вышел на улицу, закрыв за собой дверь.
-Катберт, сопроводи гостью в обеденную залу. Хиберниус, распорядись, чтобы накрыли на двоих.
После этих слов, не задерживаясь ни секундой боле. Он знал, каков будет их ответ, ведь в таких вопросах, вариантов ответа не бывает. Не стоило тратить такое дорогое время, на ожидание.
***
-Пошли. –Тихо сказал Берт, осторожно разворачивая женщину назад. –Знаешь, тебе повезло, что пришел Десмонд Тайни. –Имя Эверетта Катберт произнес с особым уважением, не хватало только добавить: «САМ Десмонд Тайни».

0

5

Джинни лежала на холодном полу и слушала, как её сердце медленно стучит. Слишком медленно. Всё тело ныло, и она боялась пошевелиться. В воздухе витал запах сырости и боли. "Моей боли." Голова кружилась даже лёжа. Мысли были спутаны. Нет, они были в полном хаосе. Было ощущение, что в мозгу выкапывают огромную яму. От мысли, что Гарри убили, и что на его месте должна была быть Джинни, сердце у женщины разрывалось. Его резали острым ножом, когда она вспоминала всё, что было сегодня. Всё сказанное отдавалось эхом в голове. Волшебница не могла связать всё воедино. Ей было слишком плохо, чтобы заплакать, хотя безумно хотелось. "Наверно, слезы помогли бы мне… Ледяной пол словно прирос ко мне, и я не могла пошевелиться. Я хотела быть сейчас дома в своей кровати и обнимать Гарри. Хотела, но не могла…"
Находясь в полубессознательном состоянии, Джинни услышала, как её поднимают на ноги. Та самая девушка, с ухмылкой навела палочку на женщину.
- Последнее слово, может??? «Любезно» поинтересовалась девушка.
Джинни ничего не ответила. Ей ничего не хотелось. Она смотрела на конец палочки и считала минуты, до конца. "Три… Два… Один"
-Expelliarmus. – Раздался властный голос. Из рук девушки выбило палочку, и та с глухим стуком ударилась о стену.
Джинни посмотрела на лицо своего спасителя. Но действительно ли спаситель?
Дальше женщина провела, словно в тумане. Она не слышала, как этот молодой человек что-то сказал девушке и та – повиновалась; Так же, Джинни услышала имя Гарри и встрепенулась. Девушка хотела скормить тело её любимого псам. "Нет, я не позволю."
Джинни хотела возразить, крикнуть, но голос словно пропал. Не хотел её повиноваться. Женщина обессилила. И лишь последняя фраза, молодой особы, остаточно повергла её в шок:
- Бери за ноги. Я за руки. Хокат, пошли, поможешь собирать дрова. Джинни поняла, что это конец. Но оказалось, что судьба словно играла с ней. Её спаситель, сказал:
- Катберт, сопроводи гостью в обеденную залу. Хиберниус, распорядись, чтобы накрыли на двоих.
Джинни не поверила своим ушам, да и глазам тоже. Она вспомнила его. Это был Эверетт Тайни. Молодой юноша, которого Джинни знала еще с Хогвартса. "Но, почему он здесь? Ведь он был на стороне Дамболдора…" И Джинни шепотом пролепетала:
- Зачем? Зачем ты… Спас меня? – в воздухе витал немой вопрос.

0

6

***
Обеденный зал был просторным, с большим столом посередине, несколькими гобеленами висящими на стене и широкими окнами с красными тяжелыми шторами. Слабый и тусклый сумеречный свет пробивался в комнату.
Дверь открылась со скрипом, словно делая одолжение, впуская их сюда.
Катберт посадил Джини на один из стульев, стоящих около стола, и завязал её руки за спинкой стула, чтобы обошлось без каких либо неожиданностей.
-Возможно, это несколько неудобно, но… Таковы правила. –Берт пожал плечами, и начал зажигать светильники стоящие на столе.
Постепенно комнату заполняло желтоватое свечение, но оно тоже было тусклым. Парень зажег несколько светильников висящих на стене, затем подошел к окну и задернул плотные шторы. Таковы были правила.
***
Дверь скрипнула вновь, в комнату вошел Эверетт Тайни. Берт, слегка поклонился и вышел.
Теперь они остались вдвоем. В комнате повисла тишина. Как тогда в коридоре, когда Эверетт услышал вопрос заданный Джини, но посчитал его глупым и счел не нужным утруждать себя ответом. Он никого не спасал, но если Джини было угодно считать будто бы кто-то её спас, пусть так и будет. Он понимал это. Подсознательно все ищут защиты, и до последнего наедятся, что их спасут. Но это происходит крайне редко.
Эверетт подошел к гобелену висящему на стене, и осторожно дотронулся до него рукой. Он очень ценил искусство, но все-таки эти гобелены были безобразны, слишком яркие, они как будто бы смеялись над ним.
-Добрый вечер, миссис Уизли. – Сухо произнес Эверетт, не поворачиваясь лицом к женщине.
Время, которое прошло с тех пор, когда он был практикантом в Хогвартсе, безусловно, изменило его. Теперь он и говорил, и выглядел не как практикант, а скорее как преподаватель. Строгость, как в словах, так и в действиях, сухость, трость, на которую он опирался…
Он еще несколько секунд смотрел на гобелен в свете тусклого настенного светильника, но потом все же развернулся, и посмотрел на Джини, очки поймали отблеск желтоватого света. Сейчас она для него была не более чем гобеленом. Разве что смотреть на нее было чуть интересней.
Вновь наступила немая сцена. Эверетт смотрел на Джини Уизли или Поттер, или уже снова Уизли, а затем печально вздохнув, подошел к столу, и осторожно отодвинув стул, стараясь не нарушать эту тишину, сел напротив нее.
-Великий Мерлин. –Тихо сказал Эвра, и снял очки. –Как же я устал. – Эверетт потер глаза уже привычным жестом, и попытался слабо улыбнутся. Но улыбка получилось вымученной, и какой-то печальной, как знак чего-то неизбежного. Так обычно улыбаются, когда говорят с отцом или бабушкой, которые умирают.

0

7

Она понимала что происходит. Но не хотела в это верить. Замкнулась в себе. Окружив себя невидимой оболочкой, Джинни вздохнула. Женщина не заметила как сидела за деревянным столом. Её руки были завязаны сзади. "Боятся значит" - хмыкнула она. Её волновал один вопрос. "Как бывший практикант с Хогвартса оказался тут? И зачем он спас её"
На второй вопрос, женщина так и не услышала ответ. "Пускай будет так"... Промелькнуло в голове у Джинни.
Тем временем, Эверетт ходил по комнате и внимательно смотрел на гобелен в свете тусклого настенного светильника, но потом все же развернулся, и посмотрел на Джини. Женщина смотрела куда-то в стену и не замечала его взгляда. Перед её глазами застыло мёртвое лицо Гарри. Её Гарри... "Которого больше нет..." - заключила про себя женщина. Слёзы наворачивались на глаза. Но она должна быть сильной. Она выдержит, несмотря ни на что.
Теперь Эверетт сидел напротив её. Наступила немая сцена. Тишина которая давила на уши. Которая делала невыносимо больно. Хотелось взвыть, сжаться клубком и забыть все это как страшный сон. Но увы, ничего нельзя изменить.
"Судьба словно нарочно!" - подумала Джинни. Всегда что-то подкидывает. Словно люди как пешки на огромной шахматной доске. Она правит ними. Каждый шаг, вздох контролирует. А нужно ли все это? Джинни часто задавалась этим вопросом. Она всегда шла по жизни оптимистом. Всегда воспринимала все с улыбкой. Но сейчас, как будто проснулась. Открыла глаза: на этот жестокий и фальшивый мир. "Да пора бы уже." Иронично подумала Джинни.
Она услышала сквозь оболочку, как Эверетт что-то говорил. Женщина пыталась вслушаться в слова.
- Великий Мерлин. – Тихо сказал он, и снял очки. – Как же я устал. – Эверетт потер глаза уже привычным жестом, и попытался слабо улыбнутся. Но улыбка была фальшивой. Джинни это прекрасно видела. Она посмотрела на мужчину и промолвила тихим голосом.
- Можешь не стараться. Улыбка все равно получается фальшивой, - она горько улыбнулась. Да и кстати, от чего ты устал? - с неким интересом спросила Джинни.

Отредактировано Ginny Weasley (2012-03-19 17:40:43)

0

8

Многие говорили ему, что он не умеет улыбаться. Улыбаться по-настоящему, а не просто напрягать лицевые мышцы в жалком подобии улыбки. Многие замечали за ним, что когда он смеется или улыбается, его глаза ничего не выражают, ни счастья, ни какого-то душевного веселья. Они вообще не выражают ровным счетом ничего. Но, тем не менее, в них всегда есть какой-то блеск, подобный блеску гладкой стали, ослепительный, но холодный.
Он посмотрел на Джини. Взгляд его — непродолжительный, но проницательный и тяжелый, оставлял по себе неприятное впечатление нескромного вопроса и мог бы казаться дерзким, если б не был столь равнодушно спокоен.
- Можешь не стараться. Улыбка все равно получается фальшивой. Да и кстати, от чего ты устал? – Она улыбнулась. Грустно, и по-настоящему. В этом Эверетт ей мог позавидовать.
-Это совсем не кстати. –Ровным тоном сказал Эверетт. –Но, если тебе действительно интересно, то я не могу не удовлетворить твой интерес. –Казалось, что этот разговор его совсем не касается. И эта тема совсем его не интересует.
-Я устал от людей. Им всем от меня что-то нужно, они думают, что я могу им что-то дать. –Эверетт хмыкнул. – Все их предположения такие глупые, что они хотят от меня точности и фактов. Так скучно. – он страдальчески вздохнул. –Но самое смешное, что я могу дать им эти факты, и я даю. Хотя нет, это не самое смешное. Самое смешное то, что мне это не надо, но я за это плачу. И, поверь мне, плата высока.
Эверетт подпер голову рукой, и посмотрел на окно, задернутое плотными шторами. Он смотрел долго, с какой-то задумчивой печалью и горечью. Как будто он потерял что-то важное, но не помнит где. И он сожалеет об этом.
-Весь этот мрак, который тут царит, в этом мире, и в этой комнате в частности… Он меня окутал. – Эверетт все так же смотрел в окно. –Солнечный свет, свет на закате, на рассвете, лунный свет… Я уже забыл о их существовании. Смотря на свет, я чувствую себя как рыба, выдернутая из своего озера за жабры на крючке, сквозь темную границу существования в другую, совершенно новую вселенную. Где солнечный свет – голубое безумие. – Он посмотрел на Джини. – Думаю, ты этого не понимаешь. Но, это и не должно тебя волновать, так как это и не достойно сожаления. Это мой выбор. Я мог бы помочь стольким людям, спасти их, остановить все те события, которые навсегда останутся в истории. Я мог бы! Но не захотел. А теперь, все что я хочу, это изменить все те события, которые могут случится, но я не могу. Уже не могу.
Эверетт замолчал. Он молчал около минуты, а потом задумчиво сказал:
-Джинни, ответь мне, чтобы ты сказала, если бы узнала, что Гарри умер потому, что мне того захотелось. Если я скажу тебе, что все эти люди безоговорочно и слепо верят моим словам. Если я скажу, что когда с неба посыплются рыбы, сам Волан-де-Морт воскреснет, все они в это поверят и будут ждать, когда пойдет рыбий дождь. Им и в голову не придет усомнится в моих словах. – Он коротко хохотнул. – Забавно, не правда ли?

+1

9

Она просто сидела и слушала. Слушала все то, что говорил Эверетт. Его слова большим, огромным комком давили на Джинни. С его слов, она поняла, что он устал. Устал от жизни, людей. Так же Джинни поняла, что ему тяжело. "Только от чего?" – не могла понять Джинни. Ведь Эверетт был всегда оптимистом. Женщина всегда его помнила с улыбкой на лице. "Что же случилось сейчас? Ведь не может быть, что он просто устал. Здесь присутствует что-то ещё." Джинни не могла понять.
Она уставшим взглядом глядела на мужчину. Ей было жаль его. Жаль от того, что он выбрал не тот путь. Сделал не тот выбор. И он про это жалел. Хотел изменить, но уже не мог.
Спустя минуту, воцарилось молчание. Но потом, прозвучал вопрос, от которого Джинни поверглась в шок.
- Джинни, ответь мне, чтобы ты сказала, если бы узнала, что Гарри умер потому, что мне того захотелось. Если я скажу тебе, что все эти люди безоговорочно и слепо верят моим словам. Если я скажу, что когда с неба посыплются рыбы, сам Волан-де-Морт воскреснет, все они в это поверят и будут ждать, когда пойдет рыбий дождь. Им и в голову не придет усомнится в моих словах. – Он коротко хохотнул. – Забавно, не правда ли?
Джинни внимательно посмотрела на Эверетта, а потом начала говорить.
- Ничего забавного я в этом не вижу, – начала она. Ты знаешь, иметь владение над людьми это конечно похвально, но ни кто тебе не давал право отнимать жизнь. Ты сейчас скажешь, что жизнь это всего лишь игрушка, пустяк! Но пойми, что это не так, – тихо закончила Джинни. Она не хотела верить, что смерть Гарри – дело рук Эверетта. Ведь зная, всегда тихого, веселого Эверетта в Хогвартсе, нельзя было сказать, что он таким станет. "Неужели он сторонник Волан-де-Морта?!," – ужаснулась Джи. "Я просто отказываюсь в это верить!"
Тихо вздохнув, и пошевелив связанными руками, Джинни тихо промолвила:
- У меня руки затекли… – промолвила женщина. И устало опустила голову.

0

10

- Ничего забавного я в этом не вижу, - начала было Джини, но Эверетт перебил её, не дав закончить. Раньше он никогда бы так не сделал, но сейчас он слишком изменился.
- Ну конечно! – Взорвался он. – Вы просто не понимаете. Ни ты, ни они. Поэтому вы не можете судить об этом. Это как судить о вкусе маггловской пищи, никогда её не попробовав.
–  Ты знаешь, иметь владение над людьми это конечно похвально, но ни кто тебе не давал право отнимать жизнь. Ты сейчас скажешь, что жизнь это всего лишь игрушка, пустяк! Но пойми, что это не так, – Эверетт её слушал, но он был не согласен с ней уже с первого предложения, но все-таки дослушал до конца.
– Владения над людьми? Оно у меня есть? Оно мне было нужно? Эти люди, они сами пришли ко мне, они просили, умоляли дать им то, что есть у меня – информацию. Безусловно, у меня нет права отнимать жизни, хотя, кто мне это сказал? Мне вообще это кто-то говорил? И да, фактически, я не отнимаю жизни. Я даже палочку не достаю. – Эверетт пожал плечами. – Этим людям нужен лишь повод убивать. Странно, но у судьбы всегда находятся такие поводы. Человеческие жизни – лишь звук. Что они есть, что их нет. Людей так много. – Эвра не сркывал своего презрения. – И что с них толку? Посмотри, до чего они дошли! А ты была в мире магглов? Ты даже не представляешь, что будет дальше… А я представляю. Они будут умирать просто из-за того, что им станет скучно. Цивилизация – вредный лишай. Признаю, Поттер никак не относился к магглам, он был хорошим магом. Скажу даже больше, я никак не выиграл от его смерти. Я уже говорил, что все что происходит – меня не касается? – Он помолчал несколько секунд. –Мне просто скучно. На самом деле, убивают не смертельные заклятья, ножи, или пистолеты, – Эверетт скривил губы, при упоминании «пистолета», – убивает скука.
Говорив эти слова Эверетт выглядел печальным. Они давались ему по-настоящему тяжело, ведь он повторял их из раза в раз, очень часто. Но его никто не мог понять. Тот мир, который он видит, еще не придуман, от того голова людей была легка. Но знали бы они, что их ждет.
Снова воцарилось молчание, и снова такое не долгое:
- У меня руки затекли…
Эверетт посмотрел на Джинни. Хотя, казалось, что он смотрел через нее, или вовсе не смотрел никуда, а просто перевел взгляд. Ведь в этих глазах выцветши- голубого цвета, которые из-за тусклого цвета казались ярче, чем были на самом деле, не выражалось ничего, даже грусти или ,какой бы то ни было, печали.
- Ах, да, руки. Извини. – Эверетт встал, оперившись на трость, с набалдашником в виде серебряной головы ворона, и подошел не к Джини, а к окну. Немного постояв, он осторожно взялся за край шторы, и чуть сдвинул его в бок, позволив узкой щелочке света пробраться в комнату. На улице смеркалось, во дворе был разведен костер. Но Эверетт не мог разглядеть ни пляшущих языков пламени, ни людей стоящих рядом. Он видел лишь пятно оранжевого света, и ощущал боль. Боль не только физическую, от того, что свет раздражал глаза, но и душевную, как от потери чего-то важного, жизненно необходимого.
- Этот мир преподносит нам парадоксы. – Сухо заметил мужчина, отойдя от окна.
Эверетт подошел к Джинни, и встал у нее за спиной, немного медля с развязыванием узлов. Конечно, он понимал, что это поистине несчастная женщина ничего ему не сделает, но все-таки медлил. Но через несколько секунд присел на одно колено, за спинкой стула Джини.
-О, этот прозаический факт, что вселенная существует… - Тихо сказал Эверетт, дотронувшись своими холодными пальцами до запястья Джинни, осторожно проведя пальцами от запястья Джинни до кончиков её пальцев, изредка эти прикосновения обрывались, так как встречались с веревкой. – Enodo. – Тихо произнес Эверетт, и сделал короткий взмах палочкой. Веревки послушно развязались и упали на пол.
___
Enodo - заклинание развязывания узлов.

0

11

– Владения над людьми? Оно у меня есть? Оно мне было нужно? Эти люди, они сами пришли ко мне, они просили, умоляли дать им то, что есть у меня – информацию. Безусловно, у меня нет права отнимать жизни, хотя, кто мне это сказал? Мне вообще это кто-то говорил? И да, фактически, я не отнимаю жизни. Я даже палочку не достаю. Этим людям нужен лишь повод убивать. Странно, но у судьбы всегда находятся такие поводы. Человеческие жизни – лишь звук. Что они есть, что их нет. Людей так много. – И что с них толку? Посмотри, до чего они дошли! А ты была в мире магглов? Ты даже не представляешь, что будет дальше… А я представляю. Они будут умирать просто из-за того, что им станет скучно. Цивилизация – вредный лишай. Признаю, Поттер никак не относился к магглам, он был хорошим магом. Скажу даже больше, я никак не выиграл от его смерти. Я уже говорил, что все что происходит – меня не касается?
Дальше она просто не хотела слушать. Хотя, прекрасно понимала, что была не права.
"Затронула больную тему," – горько улыбнулась Джинни. Ей было действительно жалко Эверетта. Просто оттого, что видел немного больше чем другие. "А разве он виноват?" – мелькнуло в голове у Джинни. Хотя, в глубине души ей было больно.
"Гарри погиб от того, что Эверетту было скучно! Разве это нормально?!" – опешила Джи. Ей было больно и горько. Но время нельзя вернуть. "А так хотелось бы…"
Она не заметила, как Эверетт встал сзади её. Потом женщина почувствовала прикосновения холодных пальцев по собственному запястью и на кончиках пальцев. Послышалось заклинание, и женщина смогла нормально пошевелить пальцами.
- Спасибо, – монотонным голосом промолвила женщина. Она заметила, как дверь отворилась, и какие-то люди поставили на стол тарелки с едой. Джинни подняла голову и произнесла:
- Еду принесли. Наверно это хорошо. Слёгка задумчивом голосом закончила Джинни. Она поставила руки перед собой. "Не так уж и плохо…" – мелькнуло в голове у неё.

0


Вы здесь » HOGWARTS: BACK TO BLACK » ВНЕ ИГРЫ » How It Goes